Материалы конференции
2006 го
да
(представлены в формате .htm)

 

П.В. Петров
СОВЕТСКИЙ БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ И СОБЫТИЯ В ПРИБАЛТИКЕ В ИЮНЕ 1940 Г.

Как известно, в конце сентября-начале октября 1939 г. Советский Союз заключил пакты о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой. В соответствии с ними СССР получил право на размещение своих военных гарнизонов и создание военно-морских и военно-воздушных баз в вышеуказанных странах. В итоге, в государства Прибалтики были введены воинские контингенты РККА, почти равные армиям этих стран, а в наиболее важных эстонских и латвийских портах обосновались соединения надводных, подводных и военно-воздушных сил КБФ. До определенного момента, Советский Союз вполне устраивало имевшееся положение дел, тем более что оно позволяло держать под контролем политику прибалтийских государств. Но события в Западной Европе в мае 1940 г. заставили советское руководство перейти к более решительным действиям.

Дело в том, что внезапный разгром Франции войсками фашистской Германии в мае-июне 1940 г., поставил руководство СССР перед крайне неприятным фактом. До этого момента командованию РККА казалось, что события развиваются в наиболее желательном для Советского Союза направлении. Два противостоявших военных блока, по мысли советских стратегов, должны были в упорной борьбе взаимно истощать друг друга, а находившийся вне войны Советский Союз оставался бы, тем самым в положении "третьего радующегося". Такая ситуация сулила СССР большие преимущества в дальнейшем, давая возможность сохранять силы, а в нужный момент оказать давление своей военной мощью на ослабленного в борьбе победителя. И вдруг вся эта прекрасно работающая схема рухнула. В итоге, СССР оказался один на один с Германией, вооруженные силы которой были незначительно затронуты прошедшей кампанией. В новых условиях, пока Германия не осуществила переброску войск на Восток, требовалось обеспечить себе наиболее благоприятные условия для последующего стратегического развертывания Вооруженных сил СССР.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что 9 июня 1940 г. нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко направил наркому ВМФ адмиралу Н. Г. Кузнецову, командующему КБФ вице-адмиралу В. Ф. Трибуцу и командующему войсками ЛВО генералу армии К. А. Мерецкову директиву № 02622сс/ов. В ней Тимошенко приказал Краснознаменному Балтийскому флоту "с 05 минут 10 июня перейти в оперативное подчинение командующему войсками Ленинградского военного округа и к 12 июня быть в готовности к выполнению боевых задач по указанию последнего"1. Далее нарком обороны изложил те задачи, которые требовалось решить КБФ. От флота требовалось: "…а) обеспечить постоянную готовность военно-морских баз и судов военно-морского флота, находящихся в портах Таллин, Палдиски и Либава; б) по указанию командующего войсками ЛВО захватить суда эстонского и латвийского военных флотов, находящихся в базах и в плавании; захватить морской флот Литвы (Поланген); в) захватить торговый флот и плавучие средства Эстонии, Латвии, прервав связь морем этих стран между собой; г) подготовить и организовать высадку десанта в Палдиски и Таллине; по заданию комвойсками ЛВО захватить гавань Таллина и батареи на островах Нарген и Вульф и быть готовым к захвату Суропской батареи с суши; д) закрыть Рижский залив и блокировать берега Эстонии и Латвии по Финскому заливу и Балтийскому морю, чтобы не дать эвакуироваться правительствам этих стран и не допустить вывоза войск и имущества из них; е) организовать несение постоянной и надежной дозорной службы в Финском заливе со стороны Финляндии и в Балтийском море со стороны Швеции и с юга; ж) в тесном взаимодействии с сухопутными войсками содействовать наступлению частей ЛВО на Везенберг; з) действиями истребительной авиации не допустить перелетов эстонской и латвийской авиации в Финляндию и в Швецию"2.

Точное время начала боевых действий, как указывал нарком обороны СССР, будет указано затем командующим войсками ЛВО. Но самое главное, в соответствии с требованиями директивы, Военному совету КБФ следовало разработать план боевых действий Балтфлота и представить его на утверждение к 11 июня3.

Военный совет КБФ очень оперативно отреагировал на директиву наркома обороны и в этот же день, 9 июня, начальник 1-го отдела штаба КБФ капитан 2 ранга Н. Г. Пилиповский составил в рукописном виде директиву № 1оп/296сс/ов - "План действий Краснознаменного Балтийского флота"4. В начале плана он воспроизвел все задачи, выданные наркомом обороны, затем указал состав сил КБФ, предназначенных для операции против Прибалтики, и перешел к изложению своего решения. По мнению Пилиповского, решить поставленные задачи можно было следующим образом: "…1) подводными лодками и легкими силами нести дозор в Балтийском море и Финском заливе с задачей недопущения ухода флотов Эстонии, Латвии и Литвы, и наблюдение за флотами Швеции и Финляндии; 2) 4-мя батальонами ОСБ одновременной высадкой десанта на быстроходных тральщиках, катерах типа "МО" и ТК захватить батареи о-ва Нарген, Вульф. Силами мосто-восстановительного батальона при поддержке 12 ж.д. батареи захватить Суропскую батарею; 3) для содействия флангу армии в Нарвском заливе высадить ДЕС в составе 1 СБ (стрелкового батальона - П.П.) из гарнизона Гогланд. Средства высадки - 3 и 5 ДТЩ (дивизионы тральщиков - П.П.). Артподдержка - КЛ "Красное знамя"; 4) перевозку ДЕС (1 сп (стрелковый полк - П.П.) в Палдиски произвести на турбо-электроходе "Молотов", и п/х (пароходе - П.П.) "Папанин"; 5) Эскадру иметь в готовности в западной части Финского залива для оказания поддержки нашим частям по захвату батарей"5. Далее задачи были уже распределены между всеми основными соединениями и базами КБФ. Черновой вариант плана был рассмотрен и утвержден Военным советом флота. Наконец, 11 июня план боевых действий КБФ был напечатан, ему был присвоен № 1оп/302сс/ов, после чего он был представлен на утверждение Военному совету ЛВО6.

11 июня, поздно вечером, Военный совет ЛВО рассмотрел "План действий КБФ" и в основном утвердил его. По требованию командования Ленинградского округа, в план следовало внести поправки: "…а) исходное положение соединениям и частям флота занять к 22.00 14.06.40 г. в готовности начать боевые действия; б) все действия по овладению Нарген, Вульф, Таллин должны начаться одновременно; в) срок открытия боевых действий будет указан особо"7. Подготовку флота к операции требовалось проводить скрытно, замаскировать сосредоточение в исходное положение и нахождение частей на исходном рубеже. К 18 часам 14 июня командованию КБФ предписывалось доложить ВС ЛВО о положении своих частей по состоянию на 15 часов8.

Однако, помимо сугубо морских задач, перед КБФ была поставлена также очень важная задача поддержки приморского фланга Красной Армии, прежде всего, при ее наступлении по побережью Эстонии. Поэтому, 10 июня командующий Балтийским флотом отдал приказ № 0096, где поставил флоту следующие общие задачи: "Для обеспечения действий частей Красной Армии на территории Эстонии, Латвии и Литвы - КБФ поставлена задача: Установив наблюдение за шведскими базами и входом в Балтийское море - не допустить ухода из Эстонии, Латвии и Литвы каких-либо кораблей этих государств, как военного, так и торгового флота, захватив их в базах или в море. Содействовать частям Красной Армии, действующим по берегу Нарвского залива и Финского залива"9. Решающую роль по оказанию поддержки наступлению сухопутных войск должны были оказать соединения и части флота, сосредоточенные в р-не Таллин-Палдиски (Балтийская военно-морская база). Соответственно, командиру БВМБ С. Г. Кучерову было приказано: "…а) главной своей задачей считать захват батареи Суроп и острова Нарген с последующим переходом к захвату острова и батарей Вульф, для чего - командиру мосто-восстановительного батальона с приданной 12 ж.д. батареей, следуя за сд 65 ск (стрелкового корпуса - П.П.), внезапно захватить батарею Суроп, имея дальнейшей задачей действия в Таллине по захвату арсенала и штаба эстонского флота; б) командиру Бригады торпедных катеров капитану 2 ранга Черокову и командиру ОССБ полковнику Костикову, сосредоточив к исходу дня 12.06 два стрелковых батальона гавань Таллин, 11 ТК (торпедных катеров - П.П.) и 11 катеров "МО" при непосредственной поддержке артиллерии с М "Карл Маркс" и арт. поддержке по заявке, с 3 ДММ (дивизиона миноносцев - П.П.), находящемся к западу от Наргена, захватить остров Нарген и расположенные на нем батареи. Последующую задачу захвата острова Вульф возложить на капитана 2 ранга Черокова, имея для решения этой задачи 2 стрелковых батальона в Палдиски к исходу дня 12.06.40; в) для подготовки плацдарма высадки, двум АЭ "СБ" 57 СБАП (скоростного бомбардировочного авиаполка - П.П.) произвести бомбометание по батареям и гавани Наргена. Высадку начать в __ часов после бомбардировки самолетами; г) командиру Учебного отряда капитану 2 ранга Лежава, сосредоточив батальон краснофлотцев к исходу дня 12.06 гавани Таллин, с началом боевых действий захватить транспорта, корабли и территорию порта, удерживая ее до прихода частей Красной Армии; д) НШ (начальник штаба - П.П.) 2 БПЛ капитану 3 ранга Орел, сосредоточив роту ОМСБ к исходу дня 12.06 в минной гавани Таллин, оборонять территорию гавани, содействовать операции по захвату Наргена, удерживать ее до прихода частей Красной Армии. Ответственность за все действия в Таллине возложить на командира БТК Черокова, КП которого на М "К. Маркс"…"10.

12 июня Военный совет КБФ направил командующему Военно-воздушными силами флота генерал-майору В. В. Ермаченкову директиву № 1оп/305сс/ов, где поставили морской авиации задачи по поддержке десантной операции флота, по овладению эстонскими береговыми батареями. В частности, от ВВС КБФ требовалось произвести 30-минутную бомбардировку о-вов Нарген (Найссаар) и Вульф (Аэгна) с целью нейтрализации на них тяжелых артиллерийских батарей Береговой обороны Эстонии, причем главным объектом бомбоударов следовало считать "южную батарею на о-ве Нарген и 6" (дюймовую - П.П.) батарею в сев.-западной части о-ва Вульф"11. Перед авиацией была также поставлена задача организовать разведку объектов и Балтийского моря, с целью обнаружения военных флотов прибалтийских государств12. Действуя в соответствии с директивой Военного совета, командующий ВВС Балтийского флота В. В. Ермаченков в этот же день утвердил приказ № 01, в котором произвел распределение задач между всеми авиационными соединениями13.

Тем временем, Краснознаменный Балтийский флот в 11 ч. 35 мин. 11 июня 1940 г. был переведен в оперативную готовность № 2, а в 19 ч. 30 мин. 16 июня по флоту была объявлена оперативная готовность № 1. Начало развертывания соединений и частей флота произошло в 10 ч. 40 мин. 13 июня, а конец - в 22 ч. 14 июня. К концу дня 14 июня 1940 г. все действующие в операции корабли и части заняли исходные положения для выполнения поставленных приказом задач. А именно, подводные лодки 1-й, 2-й, 3-й и 4-й бригад подлодок и Отряд легких сил КБФ заняли свои места в Балтийском море, Рижском и Финском заливах с задачей - прервать связь морем и не допустить ухода судов, эвакуации и вывоза войск и имущества. Эскадра КБФ в составе линкора "Октябрьская революция", 3-й дивизиона эсминцев и дивизиона сторожевых кораблей - заняла исходное положение к весту от о-ва Нарген для поддержки артиллерийским огнем действий десанта. 21-й мосто-восстановительный батальон, находящийся в Палдиски, занял исходную позицию к норду от Клоога для движения на батареи Суропа при поддержке развернутой на позиции 12-й железнодорожной батареи и частей 65-го стрелкового корпуса. 1-я особая бригада морской пехоты в составе 1-го, 3-го, 5-го и 6-го батальонов, переброшенная на транспортах "Сибирь", "2-я Пятилетка" и "Эльтон" из Койвисто в Палдиски, сосредоточилась в готовности для высадки десанта на о-ва Нарген (Найссаар) и Вульф (Аэгна). Сводный батальон Учебного отряда КБФ, сводная стрелковая рота Отдельного морского стрелкового полка и пулеметная рота Северного укрепрайона, переброшенные на транспорте "Днестр", эсминцах "Сторожевой" и "Сильный" из Кронштадта в Палдиски, сосредоточились в готовности для высадки десанта в Таллине с задачей захвата гаваней, торговых и военных судов и оборонных объектов. В бухте Сууркюля на о-ве Гогланд находились 50-й стрелковый батальон на тральщиках 3-го дивизиона ТЩ и сторожевые катера типа "Рыбинский", а также канонерская лодка "Красное знамя", в полной готовности для высадки десанта в губе Кунда. Военно-воздушные силы КБФ тем временем проводили разведку, дежурство в воздухе и находились в готовности на своих аэродромах для нанесения возможного удара14.

Тем временем, осуществлялась блокада побережья Эстонии и Латвии и дозорная служба по особому плану. Начало блокады было введено командованием флота в 20 ч. 15 мин. 15 июня, начало свертывания - в 02 ч. 30 мин. 17 июня, окончание блокады наступило в 12 ч. 20 июня, а окончание свертывания - 21 июня. Для решения поставленных задач по блокаде весь театр и действующие на нем силы КБФ были разбиты по районам во главе с выделенными командирами районов, полностью отвечающими за данный участок: 1) Северное побережье Финского залива (от Бенгшера до Тикс-кери) - контр-адмирал С. Ф. Белоусов (командир ВМБ Ханко); 2) Южное побережье Финского залива (Нарвский залив до Кери) - командир 4-й БПЛ капитан 2-го ранга А. И. Матвеев; 3) Район от Кери до Соэлозунда включительно - командир Балтийской ВМБ контр-адмирал С. Г. Кучеров; 4) Район средней части Балтийского моря (от параллели 58є до параллели Полангена) - командир ОЛС контр-адмирал Ф. И. Челпанов; 5) ВМБ Либава - контр-адмирал П. А. Трайнин; 6) Район восточного побережья Швеции - командир 2-й БПЛ капитан 2-го ранга В. Г. Якушкин; 7) Западная часть Финского залива - командир Эскадры контр-адмирал Н. Н. Несвицкий15.

В проведении блокады участвовало 120 единиц флота, т.е. почти все корабли, не находившиеся в ремонте. Среди них были: 1 линкор, 1 крейсер, 2 лидера, 7 эсминцев, 1 канонерская лодка, 5 сторожевых кораблей, 7 быстроходных тральщиков, 18 тихоходных тральщиков, 18 сторожевых катеров типа "МО-4", 20 сторожевых катеров типа "Рыбинский", 10 торпедных катеров и 17 подводных лодок. Из состава ВВС КБФ было применено 84 самолета "СБ" и "ДБ-3" из 8-й авиабригады, 62 самолета из 10-й авиабригады, 64 самолета 15-го авиаполка и 9 самолетов 73-го авиаполка. Всего, по данным штаба КБФ, за период блокады надводными кораблями и подлодками было задержано 52 судна (Латвии, Эстонии, Финляндии и Швеции)16.

Итак, КБФ был полностью подготовлен к тому, чтобы начать военные действия непосредственно против вооруженных сил Эстонии, Латвии и Литвы. Однако, как и осенью 1939 г., ситуация была разрешена мирным, правда весьма решительным путем. 14 июня 1940 г. нарком по иностранным делам СССР В. М. Молотов через советских полномочных представителей в Эстонии, Латвии и Литве сделал представления правительствам вышеуказанных стран по поводу нарушения ими пактов о взаимопомощи. А в период с 14 по 16 июня правительство СССР направило официальные заявления всем правительствам прибалтийских стран, где, вновь ссылаясь на факты нарушения руководством этих стран пактов о взаимопомощи с СССР, потребовало срочно сформировать новые правительства и ввести на территорию Эстонии, Латвии и Литвы дополнительные советские воинские контингенты. С утра 17 июня правительства этих стран подали в отставку, и одновременно был произведен массированный ввод советских войск, по договоренности с командованием эстонской, латвийской и литовской армий, на территорию Эстонии, Латвии и Литвы17.

После соглашения правительства СССР с правительствами Эстонии, Латвии и Литвы, корабли и части Краснознаменного Балтийского флота по сигналу приступили к выполнению поставленных задач. В 6 ч. утра 17 июня 21 мосто-восстановительный батальон занял территорию Сууропской береговой батареи, в 6 ч. 30 мин. был высажен десант со сторожевых и торпедных катеров и занят остров Вульф (Аэгна), в 7 ч. 05 мин. был высажен десант и занят остров Нарген (Найссаар), а в 7 ч. 40 мин. сводным батальоном Учебного отряда КБФ были заняты минная гавань и флотские казармы в Таллине18. Корабли флота также не замедлили занять новые стоянки. В частности, линкор "Октябрьская революция", 3-й дивизион эсминцев и дивизион сторожевых кораблей стали на якорь на Таллинском рейде, а в 8 ч. 17 июня эсминец "Гордый", подлодки "С-1" и "С-3" стали на якорь на Усть-Двинском рейде19.

Командование ВМФ не замедлило воспользоваться полученными базами и уже 22 июня 1940 г. нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов отдал приказ № 00159, где, ссылаясь на постановления Комитета обороны № 267сс/ов от 20 июня, потребовал от Военного совета КБФ "перейти на базирование из Кронштадта в Палдиски вместе с частью штаба флота и Политуправления, в течение ближайших 3-х месяцев"20. Полный перевод всех органов управления флотом в Таллин-Палдиски планировалось осуществить в течение 1940 г.21.

Таким образом, в течение всего лишь нескольких дней Советский Союз фактически оккупировал территории всех трех республик Прибалтики, а Краснознаменный Балтийский флот расширил свой оперативный плацдарм почти в 10 раз. В то же время, важно подчеркнуть, что проблема с Прибалтикой была решена Советским Союзом практически бескровным путем, причем с обеих сторон. Сопротивления со стороны Вооруженных сил Эстонии, Латвии и Литвы оказано не было.

1 РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 671. Л. 1.

2 Там же. Л. 1-2.

3 Там же. Л. 2.

4 Там же. Л. 5-14.

5 Там же. Л. 6-7.

6 Там же. Л. 15-24.

7 Там же. Л. 3.

8 Там же. Л. 3.

9 Там же. Д. 672. Л. 8.

10 Там же. Л. 9-10.

11 Там же. Д. 671. Л. 25.

12 Там же. Л. 26.

13 Там же. Л. 27-30.

14 Там же. Д. 672. Л. 175-178. Ф. Р-961. Оп. 1. Д. 346. Л. 60-61.

15 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 672. Л. 174-175, 179а. Ф. Р-961. Оп. 1. Д. 346. Л. 61-62.

16 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 672. Л. 172-174, 179а-179б. Ф. Р-961. Оп. 1. Д. 346. Л. 61-62.

17 Полпреды сообщают…: Сборник документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией: Август 1939 г.-август 1940 г. М., 1990. С. 370-371, 374-376, 386-387, 389-390, 394-401.

18 РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 672. Л. 178-179а.

19 Там же. Л. 179а.

20 Там же. Д. 502. Л. 74.

21 Там же. Л. 74.


 
191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, д. 15
тел. (812) 5713075

E-mail:editor@rchgi.spb.ru