Материалы конференции
2006 го
да
(представлены в формате .htm)


Д.А. Митюрин
ВОЕННАЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ П. К. СУХТЕЛЕНА В ФИНЛЯНДИИ И ШВЕЦИИ

В качестве военачальника и дипломата Петр Корнильевич Сухтелен сыграл огромную роль в событиях, связанных с присоединением Финляндии к Российской империи. Позже, будучи российским послом в Стокгольме, он способствовал сближению между Россией и Швецией, которые с тех пор больше ни разу ни воевали друг с другом. Можно сказать, что основы последующих добрососедских отношений двух стран были заложены двумя монархами - Александром I и Карлом XIV, а также двумя дипломатами - Сухтеленом и его коллегой шведским послом в Санкт-Петербурге Карлом Стединком. Однако, в отличие от трех других вышеназванных персонажей, фигура и деятельность Петра Корнильевича пока так и не удостоились специального исследования…

Он - Ян Питер ван Зухтелен родился 2 августа 1751 г. в городе Греве (Голландия). Окончив латинскую школу и Гренингенский университет. Затем, по примеру отца, стал военным инженером. Однако, подыскать подходящую должность в Голландии у него не получилось. В 1783 г. Ян переехал в Россию и, поступив на военную службу в чине инженер-подполковника, стал именоваться в официальных документах Иваном Петровичем Сухтеленом.

В первой же военной кампании ему довелось скрестить оружие со шведами. В 1789 г. он был награжден орденом св. Георгия 4-й класса "За мужественное дело, произведенное за рекою Кюмень, где содержа пост, перешел с отрядом на неприятельскую сторону и взял батарею в три пушки". В последствии Сухтелен сражался и против поляков. В 1799 г. получил звание инженер-генерал-майора.

"Работая по специальности" Петр Корнильевич проинспектировал фактически все крупные крепости империи от Херсона до Риги и от Ревеля до Архангельска. Взошедший в 1801 г. на престол император Александр I назначил его генерал-квартирмейстером и управляющим его свитой по квартирмейстерской части. Тогда же Сухтелен возглавил так называемое "Депо карт", превратившееся позже в военно-учетный архив Генштаба.

С этого времени вместе с семьей Петр Корнильевич поселился в недавно построенном Инженерном замке, часть помещений которого, после смерти императора Павла I, была отведена под служебные квартиры. Талантливый фортификатор и картограф, полиглот, знавший кроме голландского, русского и шведского языков, также латынь, греческий, немецкий и французский он был еще и известным ученым. В 1804 г. Сухтелен стал доктором экономических наук и членом Президиума Российской Академии. 1

Наконец, в качестве дипломата, Сухтелен выступал при Александре I в роли своеобразного эксперта по северным странам. И именно он, настойчивей многих других советников, призывал императора окончательно покончить со шведской угрозой, добившись завоевания Финляндии. Накануне войны 1808-1809 гг. на вопрос государя "Где бы ты думал всего выгоднее для обоих государств назначить границу?" Петр Корнильевич четко провел линию от Торнео до Северного Ледовитого океана, обозначив, тем самым, сложившуюся затем западную границу независимой Финляндии. На восклицание монарха "Что это ты? Это уж слишком много! Ведь шведский король мой свояк!", Петр Корнильевич успокоительно заметил: "Посердится и забудет"… 2

В начавшейся войне со Швецией именно благодаря дипломатическим и военным талантам Сухтелена почти без потерь удалось добиться капитуляции самой мощной вражеской крепости - Свеаборга, прозванного современниками "Северным Гибралтатаром".3

В Швеции и Финляндии падение этой твердыни до сих пор считают прямо таки национальным позором, и нет ничего удивительного, что когда летом 1810 г. Петр Корнильевич прибыл в Стокгольм с дипломатической миссией, встретили его не очень-то доброжелательно. В письме к канцлеру графу Н. П. Румянцеву он жаловался, что "небылицы, распространяемые обо мне, есть следствие того странного впечатления, которое произвел мой приезд сюда; меня обвиняют в том, что я главная причина сдачи Свеаборга, следовательно и потери Финляндии".4 Думается, что здесь нет ничего удивительного, тем более, что в Стокгольм новоиспеченный инженер-генерал Сухтелен въехал в карете на дверцах которой был изображен Свеаборг.

Несмотря на эту начальную бестактность, в дальнейшем Сухтелен буквально покорил шведское общество. Он был умным и обаятельным собеседником, устраивал роскошные балы, жертвовал крупные суммы на благотворительность.

Кроме того, Петр Корнильевич интересовался историей и культурой Швеции, а приобретенные им полотна шведских художников украсили его коллекцию, которая считается самой значительной среди всех собраний живописи, принадлежавших русским военачальникам XVIII- начала XX веков. 5

Но главную свою цель Сухтелен видел не просто в нормализации отношений между Россией и Швецией, а в заключении тесного союза между двумя странами. И в этом отношении его деятельность совпадала со стремлениями таких деятелей как император Александр I, наследный шведский принц и бывший наполеоновский маршал Бернадот, шведский посол в Петербурге К. Стединк.

В феврале 1812 г. Петр Корнильевич был официально утвержден в должности чрезвычайного посланника в Швеции и уже напрямую занялся подготовкой столь нужного договора. Спустя несколько дней после его возвращения из Петербурга в Стокгольм, события вступили в решающую фазу.

Бернадот получил из Парижа, через свою супругу (бывшую невесту Наполона) письмо без подписи, но написанное рукой министра иностранных дел герцога Бассано. Сухтелен сообщал Александру I по этому поводу следующее: "Наследный принц получил 25 марта от императора Наполеона официальную ноту, хотя без подписи, но написанную известною рукою, следовательно, имеющую все признаки подлинности. В этой ноте, вслед за льстивым предисловием и похвалами лично наследному принцу, ему предлагается объявить нам войну в то время, как сделается известным, что император французов начал войну с нами, и напасть на Финляндию. За это Наполеон обещает Швеции не заключать мира с Россией, пока она не обяжется возвратить Швеции Финляндию. Сверх того она обещает Швеции часть Норвегии, ежемесячно по полтора миллиона франков субсидии и вначале выдачу их за три месяца вперед, наконец на 20 миллионов колониальных товаров в каких-либо немецких городах из портовых, причем шведы могут перевести эти товары к себе, либо продать на месте. Наследному принцу предоставляются всевозможные для него выгоды, если он заключит наступательный и оборонительный союз с Францией.

Наследный принц был так благосклонен, что показал мне эту бумагу, которую только что получил, но заметил при этом, что она не введет его в обман, и что он неразрывно связал свою судьбу с вашим Величеством". 6 За отказ от союза с Францией Россия могла пообещать Швеции гораздо меньше - принадлежавшую Дании Норвегию, и помощь в получении денежной субсидии от Англии. Тем не менее, отчасти руководствуясь собственными соображениями, отчасти - благодаря присущему Сухтелену дару убеждения, Бернадот сделал выбор в пользу России.

5 апреля 1812 г. был подписан предварительный союзный трактат между Россией и Швецией, а 27 августа (после начала наполеоновского вторжения) в Або состоялась историческая встреча Бернадота и Александра I, после которой размещенные в Финляндии русские войска были переброшены на петербургское направление.

В следующем 1813 г. русские и шведы уже вместе воевали против французов, причем Сухтелен сопровождал в этой кампании Бернадота, который командовал т. н. Северной армией союзников.

Правда, в это же время Петр Корнильевич фактически уступил роль главного императорского советника по северным странам бывшему шведскому подданному Густаву Морицу Армфельту. Между двумя сановниками шла скрытая борьба за влияние на Александра I, что, впрочем, не мешало им чисто внешне поддерживать дружеские отношения. При этом за глаза Армфельт назвывал его "хитрейшим созданием, которое когда-либо производи свет", и всячески пытался устранить его от участия в делах связанных с управлением Великим княжеством Финляндским. 7

И все же влияние Сухтелена на балтийскую политику России оставалась довольно значительным, косвенным свидетельством чего стало присвоение ему титулов барона (1812) и графа (1822) Финляндии. Кроме того, Сухтелену по прежнему принадлежали апартаменты в принадлежавшем императору Инженерном замке в которых он разместил значительную часть своих коллекций.

Должность российского посла в Швеции Петр Корнильевич сохранял до самой смерти, которая настигла его в Стокгольме 17 января 1836 г. Своеобразный исторический парадокс заключался в том, что кавалера высшего королевского ордена Серафимов шведы хоронили с такими же почестями, как и скончавшегося 20 годами ранее фельдмаршала Адлеркрейца. Только последний из них оборонял Финляндию от русских, а другой - отнял эту страну у Швеции. 8

1 Ландер И. Г. Художественные собрания П. К. Сухтелена // Царскосельская научная конференция. Ч. VI . СПб., 2000.

2 Ниве П. А. Война России и Швеции в 1808 и 1809 гг. СПб., 1910. С. 34.

3 Подробнее см.: Митюрин Д. В. Падение Свеаборга: легенда о "золотом порохе"" // Stop in Finland. 2005., №1. С. 22-25.

4 Цит. по: Бородкин М. М. История Финляндии. Царствование Александра I. СПб., 1909. С. 582.

5 Подробнее см.: Митюрин Д. В. Политик, дипломат, коллекционер. // Antiq info. 2005, №34. С. 42-45.

6 Цит. по Шильдер Н. К. Император Александр I. Т. 1. М., 1999. С. 352.

7 Бородкин М. М. История Финляндии. Царствование Александра I. С. 423.

8 Там же. С. 583.



 
191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, д. 15
тел. (812) 5713075

E-mail:editor@rchgi.spb.ru