Материалы конференции
2006 го
да
(представлены в формате .htm)

 

С.Г. Халипов
ФИНСКИЙ СУБСТРАТ В ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЯХ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

В региональной топонимике важное значение имеет изучение географических названий иноязычного происхождения. На основе исследования иноязычных топонимов делаются выводы о языке населения, предшествовавшего данному, устанавливаются ареалы иноязычной топонимики, предлагаются выводы лингвистического и этногенетического порядка. До сих пор о топонимическом субстрате известно следующее: 1. Понятие топонимического субстрата. 2. Принципы выделения субстратных топонимов. 3. Методы изучения субстратной топонимии. 4. Субстратная топонимия и топонимическая система данного региона.

Что такое языковой субстрат вообще? Языковой субстрат - это "язык, побежденный другим языком в результате их взаимодействия и борьбы с пределах единой территории".1 Под субстратом часто понимают и слой в языке, возникший под влиянием предшествующего побежденного языка, т.е. фактически понятие "субстрат" часто отождествляется с понятием "субстратные черты". Важно подчеркнуть, что о субстрате как о специфическом виде языкового взаимодействия речь может идти лишь тогда, когда имеется в виду внутрирегиональное контактирование языков и их носителей, причем понятие субстрата отражает именно одностороннее (направленное) действие побежденного языка на язык-победитель.2

Однако в топонимике стихийно сложилось несколько иное понимание субстрата. Топонимические исследования вложили в них специфическое понимание субстрата применительно к потребностям топонимики. Под субстратом в топонимике чаще всего понимается язык топонимии всякого населения данной территории, которое предшествовало во времени населению, ныне доминирующему в пределах этой же территории.3

Отметим, что сама наука топонимики как нельзя лучше отвечает освещению понятия субстратности. Ведь эту науку часто называют топонимией и топономастикой. Термин "место" (топос) и "имя" (онома), - учение о местных именах, о названиях мест. Заметим, что словом "топонимика" обозначают также и тот фактический материал, который является здесь предметом изучения, т.е. совокупность географических имен какой-либо определенной местности или определенной языковой (финский субстрат) принадлежности.4

Такое понимание топонимического субстрата оправдано по следующим причинам. Прежде всего, тонимика, пользующаяся в значительной степени методами лингвистической географии, нуждается в установлении стратеграфии топонимов, то есть в выделении слоев (или "стратов") топонимии, которые различаются лингвистически и исторически. При синхроническом подходе к исследованию топонимии данного региона первостепенное значение приобретает фонетический облик топонимов различных слоев, их морфологическая и словообразовательная характеристика, морфологические особенности, степень лексической однородности и семантической прозрачности, функционирование в языке и т.д. При диахроническом подходе наиболее важно установление пространственного размещения топонимов различных слоев, в том числе установление топонимических ареалов, этимология топонимов и их хронологизация. Понятие стратификации пришло в топонимику из лингвистической географии. Под стратиграфией в топонимике понимается наличие слоев топонимии, имеющих определенную пространственно-временную характеристику. Это установление таких слоев исследователем.

В понятие стратификации входит выделение не только разноязычных слоев, но и различных пространственно-временных слоев топонимии одного и того же языка, последовательности различных синхронных срезов одного и того же языка, понимаемого как развивающаяся система.

Теперь важно определить субстратную форму. Субстратной формой называется первоначальная форма иноязычного топонима, восстановленная теоретически или установленная по старым записям.5 В рассматриваемом нами случае местного финского субстрата имеются в виду старые шведские записи. Так, например, шведское название Невы - Нюен - близко к финской субстратной форме "Нева". Далее важно в какой степени старинные субстратные формы соотносятся с нынешними суперстратными - уже русскоязычными - формами. В данной связи интересно суперстатное название "Термолово" на северо-западе Петербурга в том отношении, то форма "термоляйнен" в свое время стала названием местных ингерманландцев. Звуковой облик данной формы несомненно указывает на финское гидронимическое указание "тёрмя" - крутой берег, что свойственно холмистому северо-западу Петербурга.

Давно уже вошло в научный обиход субстратное происхождение многих топонимов и гидронимов Петербурга. Среди них следует отметить гидроним Охта - "медвежья река", хотя давняя народная этимология приписывает происхождение гидронима из восклицания Петра I: "Ох та!".

Гидроним Карповка указывает на финское "корпи" - густой лес.

Если топоним Автово указывает на финское "аутио" - пустырь, то топоним Лиговка отсылает к финскому существительному "лика" - грязь, в то время как Парголово скрывает в себе финское существительное "парка" - бедняга.

Однако многие топонимы остаются еще темными: Купчино и Юкки и т.д.

1 Серебренников Б.А. О взаимодействии языков (Проблема субстрата) // Вопросы языкознания. 1955. № 1. С. 7-25.

2 Агеева Р.А. Проблема топонимического субстрата. Этническая топонимика. М., 1987. С. 14-22.

3 Смолицкая Г.П. Об одном этническом аспекте топонимики. Этническая топонимика. М., 1987. С. 23-27.

4 Попов А.И. Географические названия. М., 1965. С. 7.

5 Дульзон А.П. Вопросы этимологического анализа русских топонимов субстратного происхождения // Вопросы языкознания. 1959. № 4. С. 25-46.


 
191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, д. 15
тел. (812) 5713075

E-mail:editor@rchgi.spb.ru