Материалы конференции
2006 го
да
(представлены в формате .htm)

 

Е. Ф. Подсобляев
РАЗВИТИЕ ПЛАНОВ МОРСКОЙ ОБОРОНЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Защита Санкт-Петербурга с моря являлась важнейшей задачей Балтийского флота с первых дней его существования. Основные принципы построения морской обороны столицы были сформулированы еще Петром I и сводились к следующему: комплексное использование всех имеемых в составе флота боевых сил и средств, эшелонированность, активный характер.

Основу позиционной обороны на протяжении длительного времени составляла система крепостных фортификационных сооружений Кронштадта, включая отдельные береговые батареи, установленные на острове Котлин, и подводноряжевые преграды, защищавшие Южный и Северный фарватеры. Появление подводных мин заграждения позволило значительно усилить позиционную оборону Кронштадта. Начиная с 1854 г. идея использования минно-артиллерийской позиции лежала в основе планов морской обороны восточной части Финского залива. В 1854 г. на пяти минных заграждениях было выставлено 609 мин. Минная позиция (три заграждения) в районе Южного фарватера находилась под прикрытием более 500 орудий фортов Павел I, Александр I и батареи Меньшикова. Два заграждения, выставленных около Северного фарватера, прикрывались небольшими отрядами блокшивов. В 1855 г. на подступах к Кронштадту было выставлено еще восемь минных заграждений (1256 гальванических мин).

Высокая эффективность минно-заградительных действий была выявлена очень скоро. В июне 1855 г. на северном заграждении подорвались 4 вражеских пароходо-фрегата, проводивших разведку. Опасаясь больших потерь, противник отказался не только от атаки Кронштадта, но и от продолжения разведки.

Мощные позиционные укрепления Кронштадта позволяли освободить маневренные силы флота для активных действий. При этом корабельный флот должен был действовать, опираясь на разветвленную систему базирования, включавшую укрепленные базы на северном и южном берегу Финского залива. Такая система была создана еще в ходе Северной войны и в последующие годы постоянно совершенствовалась.

В зависимости от соотношения своих сил и сил противника, в разные периоды перед корабельными соединениями Балтийского флота ставились различные по степени активности задачи. Так во время русско-шведских войн 1741-1743 гг. и 1788-1790 гг. именно корабельный флот должен был обеспечить активную оборону Финского залива и собственно столицы от возможного прорыва шведского флота, и эта задача была успешно решена. Во время русско-шведской войны 1808-1809 гг. и русско-английской войны 1807-1812 гг. корабельный флот в основном защищал непосредственные подступы к Кронштадту, поскольку преимущество в силах было на стороне английского флота. Так же действовал Балтийский флот и в ходе Крымской войны 1853-1856 гг.

Основной идеей, которая довлела над планами обороны Балтийского моря во второй половине XIX в. было опасение неприятельского десанта на побережье Финского залива. Сначала, до середины 90-х годов, считались с возможностью английского или коалиционного десанта, потом стал угрожать десант германский.

В последнем перед русско-японской войной совещании по вопросам обороны берегов с участием представителей военного ведомства (2 июня 1903 г.) задача флота была сформулирована так: "противодействовать противнику произвести высадку вблизи столицы на срок, необходимый для окончания мобилизации и развертывания нашей армии, назначенной для обороны побережья". Мобилизация приморских крепостей заканчивалась к исходу 2-й недели, полевых войск - к концу 3-й. "Этот период надо признать критическим, - отмечал начальник главного штаба ген.-ад. Сахаров, - в течение его наиболее желательна и необходима помощь со стороны флота. Главнейшей целью его содействия является затруднение выполнению каких бы то ни было десантных операций, так как таковые в этот период могут быть произведены почти без помехи со стороны наших сухопутных войск"1.

Так как обстановка после русско-японской войны лишь усложнилась, но по существу не изменила общих условий, имеемых на театре, то сходные директивы флоту ставились и в последующий период.

Разработанные Морским генеральным штабом стратегические основания к плану войны и вытекавшие из них задачи Балтийскому флоту легли в основу оперативного плана войны на Балтийском море 1907-1908 гг.2

Оценивая вероятные намерения противника и соотношение сил на морском театре, Морской генеральный штаб пришел к выводу, что "имеющиеся на театре силы и средства не дают оснований рассчитывать на успешную борьбу с превосходящими силами противника в западной части Финского залива"3.

В соответствии с общими задачами вооруженных сил на Балтийском театре перед флотом была поставлена задача всеми силами и средствами стремиться к тому, чтобы задержать продвижение противника вглубь Финского залива на срок 12-14 дней и тем самым обеспечить мобилизацию и развертывание сухопутных войск, предназначенных для обороны столицы. В качестве рубежей для развертывания сухопутных войск были установлены: на северном берегу Финского залива - река Кюмень, на южном берегу - река Нарова.

Объективно оценивая состояние корабельных сил флота МГШ пришел к выводу, что линейные корабли и крейсера Балтийского флота настолько слабы по сравнению с противником, что могут быть использованы только как вспомогательная сила. Основным средством для решения поставленной задачи штаб считал минно-торпедные силы флота, что и было закреплено в плане войны 1907-1908 гг.4

В нем идея оборонительного боя на минной позиции получила дальнейшее развитие. В плане впервые четко были сформулированы задачи линейных кораблей, крейсеров и эскадренных миноносцев в бою на специально оборудованной позиции и впервые в истории военно-морского искусства предусмотрено использование подводных лодок для нанесения предварительных ударов по наступающему противнику с целью его ослабления.

Однако отсутствие заблаговременного оборудования театра приморскими батареями, недостаток мин заграждения и целый ряд не устраненных дефектов в области боевой подготовки и снабжении флота не давали никакой уверенности в успешном решении задач Балтийским флотом.

Составление плана операции Балтийского флота, в основу которого должны были лечь разработки Морского генерального штаба, было поручено командующему 1-м отрядом минных судов контр-адмиралу Н.О. Эссену, назначенному в декабре 1908 г. начальником соединенных отрядов Балтийского Флота. Однако представленный Эссеном план операции Балтийского флота принципиально отличался от тех положений, которые являлись основой плана, составленного в МГШ5. Вместо пассивного ожидания противника контр-адмирал Эссен предлагал, не дожидаясь подхода противника к Финскому заливу, первыми перейти в наступление и, путем постановки активных минных заграждений на вероятных путях движения германского флота из Киля и Данцига, задержать его развертывание, а угрозой бомбардировки Карлскроны заставить Швецию отказаться от участия в войне на стороне Германии. Либаву, в которой по плану Эссена должны были находиться главные силы флота, предполагалось оставить лишь под давлением противника, с тем чтобы отходить с боями к Кронштадту.

По плану Эссена первую заградительную операцию на Балтийском море предполагалось выполнить следующим образом. С получением приказания о начале боевых действий отряд кораблей, состоящий из двух линейных кораблей и трех крейсеров, должен был с наступлением темноты покинуть Либаву и следовать к месту встречи с миноносцами, расположенному в районе о.Борнхольм. Миноносцы в составе 2, 3 и 4-го дивизионов, придя к месту встречи, должны были в сопровождении двух крейсеров следовать к местам назначенных минных постановок в районе Кильской бухты. В это же время 1-й дивизион миноносцев, выйдя из Либавы, должен был произвести постановку минных заграждений в Данцигской бухте. В плане операции действия миноносцев были разработаны во всех деталях и с особой тщательностью. Указывалось время выхода миноносцев из Либавы, курсы, скорости хода, ордера и т.д. Давались исчерпывающие указания, относящиеся к постановке мин заграждения и действия в случае обнаружения противника. Кроме того, к плану операции прилагалась специальная инструкция по постановке мин заграждения с миноносцев.

Столь детальная проработка операции позволяла заранее отработать четкое взаимодействие всех участвующих в операции сил, в процессе боевой подготовки соединений и всего флота личный состав мог подготовиться к выполнению задач, доведя свои действия до автоматизма. Это служило бы залогом успешного решения предусмотренных планом задач и выполнения всей операции в целом.

Морской генеральный штаб, изучив представленный контр-адмиралом Н.О.Эссеном план операций морских сил Балтийского моря, 22 апреля 1909 г. сообщил ему, что "предложенная им зимняя дислокация флота в Либаве... не только не соответствует плану стратегического развертывания, но, в случае возникновения войны ранней весной, является даже опасной"6 и в связи с этим предложил Эссену перевести корабли из Либавы в Кронштадт.

По требованию начальника МГШ контр-адмирал Эссен 29 декабря 1909 г. представил в штаб новый план операций морских сил на Балтике, который, хотя и отличался от первоначального, но также не отвечал требованиям, предъявляемым Морским генеральным штабом к плану развертывания Балтийского флота.

Исходя из поставленной задачи, Н.О. Эссен в своем новом плане предложил создать две минных оборонительных позиции: главную на линии Нарген-Порккала-Удд и тыловую на меридиане остров Гогланд7. Идея заключалась в том, чтобы боем сначала на Нарген-Порккала-Уддской, а затем на Гогландской позициях максимально задержать продвижение противника к столице. В соответствии с этой идеей операции Н.О. Эссен предлагал основное ядро флота (Балтийский отряд) развернуть в районе Ревеля, а минные дивизии в шхерах. При возникновении военных действий в зимнее время Эссен продолжал настаивать на предложенном им ранее плане активных минных постановок у берегов противника.

В начале 1910 г. Морской генеральный штаб разработал новый "план стратегического развертывания Балтийского флота на 1910 г.". Этот план, утвержденный царем 18 апреля 1910 г., отличался от предыдущего тем, что в нем по настоянию Н.О. Эссена предусматривалось создание двух минных позиций. Под давлением начальника Морского генерального штаба Эссен, хотя и согласился на то, чтобы дать решительный бой противнику на Гогландской позиции, тем не менее, оставил за собой право "оказать противнику первое сопротивление как при помощи минного заграждения, так линейного, подводного и минного флота на линии Нарген-Порккала-Удд, согласившись отнять от этого столкновения характер решительного боя"8.

Компромиссный план развертывания Балтийского флота на 1910 г. не мог полностью удовлетворить ни командующего флотом, ни тем более Морской генеральный штаб. Последний, учитывая обстановку на театре, придавал особо важное значение безопасности развертывания морских сил Балтийского моря на случай европейской войны. Считая это требование непременным условием успешного решения поставленной задачи, начальник МГШ и после этого продолжал настаивать перед морским министром на сосредоточении всего боеспособного флота в Кронштадте. Штаб, безусловно, понимал все неудобства, с которыми было связано базирование флота на Кронштадт в зимнее время. Однако, имея в виду важность сохранения флота для решения главной задачи - обеспечения безопасности столицы с моря, Морской генеральный штаб считал, что базирование флота на Кронштадт в зимнее время будет меньшим злом, чем базирование его на слабо защищенный порт, каковым являлась Либава, к тому же расположенная недалеко от германской границы. Таким образом, в очередной раз идея сохранения флота для выполнения главной задачи возобладала над стремлением навязать свою волю противнику путем проведения активных действий, хотя средства для этого были.

Следующим вариантом оперативного плана развертывания Балтийского флота на случай европейской войны явился план 1912 г. На основании полученных указаний от Морского генерального штаба, штаб морских сил Балтийского моря в конце 1911 г. приступил к разработке плана развертывания флота на 1912 г. 25 июня 1912 г. этот план, получивший наименование "Плана операции морских сил Балтийского моря на случай европейской войны 1912 г.", был утвержден царем9. Несмотря на то, что соотношение сил на театре к 1912 г. несколько изменилось, русский флот по-прежнему оставался значительно слабее флота вероятного противника - Германии. Поэтому при разработке нового плана войны главная задача Балтийского флота и способ её решения в основном остались без изменения. Расширялась лишь обороняемая зона Финского залива.

Идея этого плана сводилась к тому, чтобы боем на заранее оборудованной минно-артиллерийской позиции оказать максимальное сопротивление германскому флоту в случае попытки его прорваться в восточную часть Финского залива. Поэтому одним из важнейших вопросов нового плана был выбор и оборудование позиции предназначенной для боя. Из предложенных штабом морских сил Балтийского моря нескольких позиций в Финском заливе Морской генеральный штаб остановился на Нарген-Порккала-Уддской, которая получила название Центральной позиции. Эта позиция располагалась в наиболее узком месте центральной части Финского залива и уже поэтому являлась наиболее выгодной. Оборудование Нарген-Порккала-Уддской позиции требовало гораздо меньших затрат, чем любая другая позиция, поэтому при тех ограниченных силах и средствах, которыми располагал Балтийский флот, она могла быть оборудована лучше, чем другие.

План оборудования Центральной позиции предусматривал заблаговременную установку на флангах многочисленных береговых батарей калибром до 14", а с объявлением войны постановку по линии Нарген-Порккала-Удд обширного минного заграждения. В связи с устройством Центральной позиции было принято решение оборудовать в шхерном районе между Порккала-Уддом и Гангэ флангово-шхерную позицию. Она примыкала с севера к центральной и в сочетании с последней образовывала мощный укрепленный плацдарм, на котором командование Балтийским флотом рассчитывало преградить доступ противнику в восточную часть Финского залива.

Отказ от Гогландской позиции и перенесение оперативного развертывания флота на линию Нарген-Порккала-Удд потребовало изменения базирования флота с целью приближения его к району новой позиции. В качестве главной базы предусматривался Ревель, а до окончания его оборудования предполагалось использовать так же Свеаборг и Гельсингфорс.

План развертывания Балтийского флота 1912 г. являлся дальнейшим развитием существовавших ранее планов, сводившим до минимума разногласия между МГШ и штабом командующего морскими силами на Балтике. Эссен пошел навстречу пожеланиям и директивным указаниям Морского генерального штаба, заложив в основание этого плана известный запас прочности в виде перестраховки на подготовку флота к ведению боевых действий со всем германским флотом. Однако контр-адмирал Н.О. Эссен не отказался полностью от возможности ведения активных действий, а полагал перейти к ним при первой же благоприятной возможности. "Если по выяснении действительной обстановки окажется, что со стороны противника на нас наступают силы второй линии или, если попытка противника овладеть позицией окажется неудачной, то явится возможность выйти с нашими оперативно-способными силами и искать боя с противником при благоприятных для нас условиях"10.

Серьезный недостаток плана состоял в том, что, если оборонительные действия флота в плане операций были разработаны достаточно подробно, то активная часть плана совершенно не была разработана. Определенные наработки штаба Балтийского флота в подготовке активных операций не были использованы по причине твердой уверенности Морского генерального штаба в невозможности вести борьбу за обладание Балтийским морем. В материалах МГШ, относящихся к разработке плана операций морских сил Балтийского моря на 1914 г. указывается, что "...настоящее состояние нашего флота на Балтике совершенно исключает возможность стремиться к этой цели. Силы нашего Балтийского флота по отношению к германскому несоизмеримы. Более того, как бы благоприятна не была стратегическая обстановка на морском театре, все равно наш Балтийский флот не может вести борьбу за обладание морем, ибо он по своему составу слаб"11.

Несмотря на эту резолюцию в штабе командующего БФ велась работа над совершенствованием плана.

Вопросы подготовки утвержденных планов войны в отечественной историографии достаточно освещены. Первым исследовал их М.А. Петров12, в послевоенные годы вышли капитальные работы "Флот в первой мировой войне"13, Морской атлас, "История флота государства Российского"14, ряд диссертационных исследований15, монографий16 и статей17. Однако работа над совершенствованием этих планов после их утверждения и предложенные альтернативные планы остались за рамками внимания исследователей.

В связи с этим представляет интерес записка контр-адмирал А.С. Максимова18, командира бригады крейсеров Балтийского флота, поданная им в декабре 1913 г. В ней рассмотрены недостатки плана 1912 г. и предложен свой план действий, который является дальнейшим развитием идеи использования минно-артиллерийской позиции, но уже не в оборонительных, а наступательных целях.19

В предложенном варианте действий Балтийского флота мы видим тот наступательный порыв, который за годы своего командования флотом сумел привить своим подчиненным Н.О. Эссен. С точки зрения дальнейшего развития теории морской стратегии, этот план, бесспорно, является новым словом, поскольку в нем предусматривается активное использование минно-артиллерийской позиции для достижения наступательной стратегической цели, а именно для завоевания господства в Балтийском море.

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что оборона Финского залива, оставаясь главной задачей флота на протяжении двухсотлетней истории, постоянно совершенствовалась. Основные принципы морской обороны столицы, заложенные Петром Великим, наряду с развитием боевых сил и средств флота, определяли ее направленность. И именно накануне первой мировой войны флот как никогда был способен успешно решить поставленные перед ним задачи.

1 Петров М.А. Подготовка России к мировой войне на море. М., 1926. С.201.

2 Российский государственный архив Военно-морского Флота (далее: РГА ВМФ) Ф.418. Оп.1. Д.192. Л.4.

3 Там же. Д.94. Л.46.

4 Там же. Л.47,48.

5 Там же. Л.249-255.

6 Там же. Л.197.

7 РГА ВМФ Ф.418. Оп.1. Д.194. Л.3.

8 Там же.Л.28.

9 Там же. Ф.479.Оп.1.Д.146.Л.1-40.

10 Там же. Л.9.

11 Там же. Ф.418.Оп.1.Д.23778.Л.2,3.

12 Петров М.А. Подготовка России к первой мировой войне на море; Морская оборона берегов в опыте последних войн России. М.,1927. Несколько ранее была опубликована работа Новицкого В. (См.: Новицкий В. Критический разбор плана операций на Балтийском море // Военно-морская комиссия по исследованию и использованию опыта войны 1914-1918 гг. на море. Сборник № 2. Пг., 1922. С. 58-64).

13 Флот в первой мировой войне. Т. 1, 2. М., 1964.

14 Золотарев В.А., Козлов И.А., Шломин В.С. История флота государства Российского, Т.1. М., 1996.

15 Симоненко В.Г. Морской генеральный штаб русского флота 1906-1917 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Л.. 1976; Цветков И.Ф. Строительство Балтийского флота накануне и в период первой мировой войны. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб., 1993; Подсобляев Е.Ф. Подготовка Балтийского флота к первой мировой войне 1906-1914 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб., 1995.

16 Подсобляев Е.Ф. Развитие теории войны на море и ее влияние на развитие флота и военно-морского искусства (1890 - 1945). Ч.I. СПб., 1998; Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. М., 2003 и др.

17 Козлов Д.Ю. "Утрата флота на Балтийском море… отзывается расстройством самого государственного организма". Планы оперативно-стратегического применения флота Балтийского моря накануне Первой мировой войны в 1907-1914 гг. // Военно-исторический журнал. 2004. № 8. С. 10-17.

18 РГАВМФ. Ф. 757. Оп. 1. Д. 131. Л. 2-5об.

19 Памятная записка контр-адмирала А.С. Максимова с проектом "Плана войны № 2" от 10(23) декабря 1913 г.

ПЛАН ВОЙНЫ № 1

План войны с вариантами на минные заграждения в узких частях Финского залива, куда предполагается завлечь неприятеля, или куда он сам пойдет, желая завладеть заливом, - имеет одно достоинство: он позволяет нам действовать всеми наличными силами, не исключая устарелых подводных лодок, старых миноносцев и тихоходных заградителей, - одним словом, он дает возможность использовать все наши силы.

Однако только исключительные обстоятельства дают этому плану преимущества, т.к. вообще этот план обладает огромными недостатками:

1. Мы отказываемся от инициативы.

2. Отказываемся от неожиданности и неизвестности нашего плана неприятелю, который, зная его, примет все возможные меры для обеспечения себе прорыва. (Полагаю, что план этот, повторяемый нами ежегодно на маневрах, отчет о коих проходит через множество рук, не может дать гарантию полнейшего секрета).

3. Оборона Финского залива нисколько не прикрывает другие наши берега Балт[ийского] моря, Ботнического и Рижского заливов.

4. Заграждения, в случае успеха, помешают нам самим эксплуатировать победу.

5. Самые незначительные неприятельские силы будут в состоянии блокировать наши берега, ввиду того, что наш флот отвлечен ожиданием нападения на избранные позиции.

6. Слух о возможной высадке Германских войск в пределах Финского залива отвлечет большое количество войск наших от западной границы.

7. В случае небольшого десанта в Або или Гангэ, предпринятого неприятелем для поднятия населения Финляндии, наше заграждение может сыграть обратную роль, т.к. после прибавления к нашим минам еще своих неприятель чрезвычайно затруднит нам нападение на его транспорты, тем более что тралящий караван наш находится в Кронштадте и неизвестно, будет ли возможно ему в свое время присоединиться к нам.

8. В заключение можно сказать, что оборонительный план этот не даст славы Начальнику и его подчиненным.

Оборонительные кампании - Севастопольская и Русско-японская - погубили наш Флот, погубили Славу его, Славу времен Екатерины и Петра - времен войн наступательных.

ПЛАН ВОЙНЫ № 2

Получив от Правительства извещение о предстоящем разрыве дипломатических отношений с Германией и ожидании начала военных действий со стороны ее, Командующий флотом начинает действовать согласно особому плану, не сообщенному никому в Петербурге и никому во Флоте, за исключением нескольких лиц, выбранных для разработки этого плана и выработки деталей. При этом Командующий берет на себя ответственность за начало военных действий, как делал это Нельсон; в случае удачи он поставит свое имя на ряду с именами Великих людей, и свой Флот на ряду с Их Флотами.

План этот вкратце следующий:

1. Подрывной партией подорвать шлюзы Кильского канала и этим на некоторое время отделить Флот Германии Балтийского моря от Флота Немецкого моря.

2. Перевести место боя за заграждениями к узкостям: Гиедзер, Фемарн и выход из Кильской бухты.

Наступательные действия с нашей стороны были бы неожиданностью для всего мира; во-первых, потому что со времен Екатерины наш Флот только оборонялся, а во-вторых, потому что наступление против второго Флота мира будет всем казаться немыслимым.

Однако он выполним и по трудности своей не превышает планов, выполненных Великими людьми в свое время.

В тактическом отношении проходы Гиедзер и Фемарн в особенности имеют преимущества перед соответствующими местами Финского залива, т.к. эти проходы уже и длиннее.

В стратегическом положении план блокады Германского флота заставит Германию опасаться высадки наших войск и заставит оттянуть часть их сил от границы. Зунд остается открытым для сообщений с Английским Флотом, часть которого, наверное, будет находиться в Датских водах.

ВЫПОЛНЕНИЕ ПЛАНА № 2

1. Первым и необходимым условием является полнейшая скрытность.

Решив выполнять этот план, следует продолжать на бумаге придерживаться старого плана во всех секретных приказах и планах, представляемых Морскому Министру и Генеральному Штабу. С Бригадами и Дивизиями продолжать готовиться по плану № 1.

В последний момент могут быть сделаны распоряжения, непонятные для непосвященных в этот план, - распоряжения, которые могли бы способствовать передвижению наших сил ближе к Либаве. (Например: Могут быть посланы "Амур" и "Енисей" в Либаву будто бы для ввода в док с приказанием в док без разрешения не входить, таким же образом могут быть передвинуты к Либаве миноносцы 5-го Дивизиона.)

2. Следует установить наблюдение за Кильским флотом с Датских островов, в особенности с Лааланда. Сообщения о передвижении должны быть передаваемы через Копенгаген. Сообщения эти должны быть передаваемы особым шифром непосредственно Командующему Флотом помимо иных инстанций.

3. Исследовать шлюзы Кильского канала и найти наивыгоднейшие пути к нему от Датской границы, чтобы в нужный момент можно было бы на автомобиле (около 2 часов езды) подойти к каналу и возможно более его попортить.

4. Желательно иметь подкупленным человека на Борнгольме, который мог бы при нашем подходе на видимость острова пресечь возможность донесения об этом куда бы то ни было. В противном случае придется Борнгольм миновать ночью.

5. "Океан" должен идти в Ревель и принять возможно больше мин заграждения для того, чтобы впоследствии снабжать ими миноносцы во время действия их в Германских водах. 1-й Дивизион подводных лодок следует в Свеаборг.

[…]

Когда обстоятельствами определяется время действий, Бригады Линейных Кораблей и Крейсеров отправляются к Дагерорту, якобы для проверки боевой готовности и эволюций. Отсюда посылается радиограмма в Либаву Заградителям и Миноносцам с приказанием выйти в определенный час из Либавы и идти в назначенный квадрат на соединение с Главными Силами для следования всем Флотом в Ревель.

Далее посылается радиограмма в Петербург с донесением, что по окончании маневров Флот предполагает идти на Рейд Дредноутов (примерно).

По соединении, вне видимости Либавы, с Заградителями и Миноносцами, Флот двигается к Борнгольму и далее к проливам. При Флоте находятся 2-й Дивизион подводных лодок и "Океан", также "Рига" и "Анадырь" с углем.

Встречные немецкие пароходы должны быть останавливаемы нашими миноносцами, у пароходов следует портить машины и уничтожать беспроволочные телеграфы.

Если по пути к проливам будет получено известие, что неприятельские крейсера следуют на север, то это обстоятельство не препятствует выполнению нашего плана в проливах; если же будет получено известие, что большая часть непр[иятельского] Флота следует в наши воды, то нужно или вернуться к плану № 1, или, если время не позволит этого произвести, запереть неприятельский Флот в Финском заливе.

По прибытии к проливам, если возможно, ставят минное заграждение в Фемарн-Бельте, начиная с западной его части. Сначала ставят Заградители, миноносцы в это время принимают мины с "Океана" и затем продолжают постановку, начатую Заградителями. Считаю более целесообразным ставить мины в большом расстоянии друг от друга, чем это у нас сейчас принято; увеличив в 5 - 6 раз расстояния между минами, мы получим возможность поставить значительно больше линий, и таким образом образуется целое минное поле.

Если почему-либо не представится возможности поставить заграждения у Фемарна, то буде возможно поставить его у Гиедзера, хотя этот последний проход, в смысле минных постановок, далеко уступает первому, т.к. он шире и короче, кроме того, у Фемарна наши корабли в пространстве нисколько не стеснены, что нельзя сказать о Флоте, который будет по другую сторону от заграждения.

После постановки заграждения Командующий извещает Наше Правительство и Иностранные Державы, что от Кильской бухты до Гиедзера проход для судов закрыт вследствие поставленного минного заграждения, и Германские берега блокированы. Этой телеграммой открываются военные действия.

Минные заграждения, поставленные по возможности ночью, в течение дня будут охраняться от неприятельских тральщиков огнем наших судов. Если неприятель тралит проход, то подводные лодки идут за заграждение и атакуют неприятельские большие корабли, поддерживающие своих тральщиков. Если неприятель, по примеру Фаррагута, решив пожертвовать одним или двумя кораблями, идет полным ходом, то следует занять место по его курсу, что выполнить легко, т.к. при заграждении глубиной в 7 - 8 миль времени для занятия нашей позиции будет достаточно. Трудно предположить, чтобы кильватерная колонна смогла сохранить свой строй, подвергнувшись сильному продольному огню. Уклонение же неприятеля от курса или какое-нибудь перестроение даст лишние шансы ему встретить мины.

На ночь некоторые миноносцы остаются у заграждения для охраны его от тральщиков, другие ставят заграждение у Киля и, если возможно, атакуют. На ночь некоторые миноносцы остаются у заграждения для охраны его от тральщиков, другие ставят заграждение у Киля и, если возможно, атакуют Немецкие суда. Наши большие корабли уходят на ночь в море или становятся без огней в подходящем для стоянки месте; подводные лодки тоже уходят в пролив Гиедзер, - с рассветом Флот наш должен быть у заграждения.

Рассматривая силы Германского Флота, которые могут быть выставлены против нас, мы убедимся, что потеря Германией очень малого количества кораблей уже дает в наши руки перевес над ним.

Необходимо заметить, что во все время действий нашего Флота в проливах должно быть учреждено неустанное наблюдение при помощи наших Крейсеров за Фемарн-Бельтом, у Гиедзера и Дрогденского канала, чтобы не дать возможности неприятельским миноносцам поставить у нас в тылу заграждения.

Для поддержки Флота в смысле запасов могут служить "Рига", "Анадырь" и "Океан".

На второй или третий день после начала военных действий можно ожидать, что Английские резервные корабли небольшого углубления уже будут в Датских водах, и в случае присоединения этих кораблей к нам можно открыть действительную блокаду Германских берегов, прекратить ее торговлю в Балтийском море и отобрать в ее портах все возможные средства переправы десанта и тем обеспечить себя от него в будущем.

В случае полной неудачи, если Флот наш будет разбит, то оставшимся судам есть возможность отступить к плану № 1, т.к. Германские корабли преимуществом в ходе перед нашими не обладают, а Броненосных Крейсеров у них в Балтийском море нет, за исключением старого "Йорка". Флот наш отступит под прикрытие 1-го Дивизиона подводных лодок у Свеаборга, оставшихся миноносцев и резервных судов, которые к тому времени могут быть передвинуты из Кронштадта.

Смелое нападение вызовет взрыв восторга в Англии, и трудно сомневаться, что Англия не начнет действий. В этом случае, даже если Флот наш будет разбит, Германия не отважится его преследовать, т.к. эти она откроет англичанам все свои берега.

Контр-адмирал А.С. Максимов

10 февр[аля] 1913 г.


.


 
191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, д. 15
тел. (812) 5713075

E-mail:editor@rchgi.spb.ru